Интервью с директором немецкой автошколы

Директор автошколы под Дортмундом - о том, как уменьшить смертность за рулем.

Вальдемар Коос

Высокий, крепкий, рыжебородый мужчина в кожаной бейсболке и черной футболке с портретом Путина довольно улыбается и разводит руками:

- По-моему, нас задержат на таможне.

- Что случилось?

- Повезем чемодан приятных впечатлений от сельской олимпиады и России в целом. Я думаю, будет большой перегруз!


 - У нас нет учебных площадок, сразу начинаем обучение в городе. И я отвечаю за все. Если мой ученик совершит аварию, под суд пойду я


У Вальдемара Кооса двойное гражданство - немецкое и российское. Встретились мы в райцентре Павловск во время ХХХVII летней олимпиады сельских спортсменов Алтая. Директор известной в Германии автошколы под Дортмундом прилетел в Алтайский край вместе с женой, чтобы повидать родственников и друзей. Вальдемар родился в селе Дегтярка. С 1977 по 1981 годы учился в Барнаульском  пединституте. Потом преподавал историю, обществоведение и физкультуру. В 28 лет коллеги его выбрали директором школы в Гришковской средней школе Славгородского района. В 1992 году Вальдемар вместе с Анжеликой уехали в Германию. Два года искал работу. Наконец, пошел учиться на пятимесячные курсы учителей автомобильного вождения и в 1994-м приступил к работе. В 1996 году открыл собственную автошколу в Хамме (31 километр от Дортмунда). Можно сказать, это семейное предприятие: супруга ведет бухгалтерию, занимается организацией учебного процесса, старшая дочка и зять работают учителями по вождению. Вальдемара Кооса прекрасно знают в России - он охотно участвует в различных совещаний и форумов, посвященных вопросам безопасности дорожного движения, профессиональной подготовке и переподготовке водителей.

Как повысить безопасность на российских дорогах? Об этом - наш разговор с Вальдемаром Коосом.

Разрыв теории и практики

Вальдемар, в чем "фишка" вашей автошколы?

Вальдемар Коос: К нам приходят представители всех слоев немецкого общества. Вместе с местными немцами учатся выходцы из республик бывшего СССР, Восточной Европы, Турции, арабских стран. Конкуренция между школами жесткая, дотаций  от государства нет - выживают сильнейшие. Помогает то, что я основательно изучал в молодости педагогику и психологию. Поначалу имелись определенные проблемы из-за языкового барьера. А эмигранты из бывшего Союза говорили: "Зачем мы пойдем к этому "русаку", если есть школы коренных немцев?". С годами все поменялось. Теория и практика преподаются сугубо на немецком языке. Но, если есть необходимость, с эмигрантами говорим по-русски - будь то азербайджанец или поляк. Русский язык стал языком межнационального общения. С другими учениками, не понимающими по-немецки или по-русски, зять и дочь общаются на английском.

Чем отличается немецкая система обучения от нашей?

Вальдемар Коос: Германия считается одной из ведущих стран в плане безопасной подготовки водителей, обучения правилам дорожного движения и получения водительских прав различных категорий. При этом мы не стесняемся заимствовать все лучшее, что есть в мире, в частности, у скандинавов или австрийцев. Наша система направлена на повышение безопасности движения на дорогах и сокращения ДТП и связанных с ними смертельных случаев. Германия и другие европейские страны наработали огромный опыт. В 1970 году в Германии погибало на дорогах 22 тысячи человек, сейчас - 3400. А будет еще меньше. Напомню, что почти полвека были ФРГ и ГДР. Ныне это единая страна. Жителей стало больше, а смертности на дорогах - в несколько раз меньше. Есть еще одна показательная статистика. В Европе проживает около 530 миллионов человек. В год на дорогах погибает около 25 тысяч человек. В России с населением 144 миллиона гибнет 27 тысяч (без учета крымской статистики). Меня такой расклад удручает, и я стараюсь помочь россиянам решить эту проблему. Главное, убедить их в том, что не надо изобретать колесо - все уже продумано и придумано.

Итак, что нужно делать? А что не нужно? По пунктам.

Вальдемар Коос: Я уже не раз перечислял эти пункты, поскольку прилетаю в Россию каждый год. Последний раз делился своими соображениями в Санкт-Петербурге на традиционном международном конгрессе, посвященном проблемам безопасности дорожного движения. Постоянно говорю об этом на заседаниях Межрегиональной ассоциации российских автошкол, проводимых в Сочи.

Первый пункт моих предложений связан с особенностями обучения учеников. В российских школах есть преподаватели, отвечающие за теоретическую часть, и есть инструкторы по вождению. Идет разрыв между теорией и практикой. А это неправильно. Теоретические знания и практические навыки должен давать один человек. Именно так делается в Германии уже много лет. На теоретических занятиях я рассказываю слушателям, как определить преимущество в движении, как вести себя на пешеходном переходе, как поступать в той или иной ситуации, а на следующий день я же помогаю закрепить полученные знания на практике. Процесс обучения получается непрерывным. У нас нет учебных площадок - сразу начинаем обучение в городе. Я отвечаю за все. Если мой ученик совершил тяжелую аварию, под суд пойду я. От меня зависит, с каких участков города мы начнем - с задворков ли, с промышленной или торговой площадки. Если подопечный справляется с первоначальным этапом обучения - переключает скорости, владеет рулем, газует правильно, тогда мы выезжаем на городские улицы с малоинтенсивным движением. Далее переходим на более сложные улицы, учимся менять полосы движения. Педагогика во всем мире построена на сходных принципах - двигаться по ступенькам от простого к сложному, от малого к большому. Пик обучения - вождение автомобиля в экстремальных условиях. По нашим правилам предписано  пять часов такого вождения вне населенного пункта, четыре часа - на скоростной магистрали и три - в ночное время. Только после этого ученик выставляется на экзамен, который у нас каждый четверг. Выставляем по 10-11 человек. Готовим на все категории - от "А" до "Д" (автобусники).

И каков процент сдачи?

Вальдемар Коос: С первого раза на категорию "Б" сдают порядка 70 процентов. На "А" у меня вообще никто не завалил, несмотря на то, что требования здесь еще жестче. Удивляться тут нечему - прежде, чем я не пойму окончательно, что данный человек за рулем не будет представлять опасности для окружающих, до экзаменов не допущу. Если экзаменатор из TUF недоволен действиями нашего ученика, мы будем разбираться с учеником. У нас с экзаменаторами нормальные рабочие отношения, потому что закон для нас един.

Как готовят водителей в России? С ними не работают вне населенного пункта, где они живут. Не работают на скоростных магистралях и по ночам. Но самое главное - они не могут совмещать теорию с практикой. На практических занятиях их натаскивают на одну-единственную цель - сдать экзамен. Искусство управления транспортным средством отодвинуто на второй план. А правильное, безопасное и гарантирующее жизнь управление - и вовсе на третий! Я говорю российским коллегам: "После сдачи экзамена и получения прав вы отдаете своих учеников на отстрел".

Нельзя сводить преподавание к вопросу: кто сколько заработает?

Точно подмечено.

Вальдемар Коос: Два года назад, в апреле Путин предложил: давайте делать водительские категории совместимые с европейскими. Все заинтересованные стороны сказали: "Да!", но прошло шесть месяцев, данных на разработку новой программы, и каждый все сделал по-своему. Сплошные нестыковки! Вместо того, чтобы сократить количество теоретических занятий, их увеличили. Например, для сдающих на категорию "Б" - со 104 до 130 часов. Для сравнения: в Германии на категорию "Б" предусмотрено всего 28 теоретических занятий по 45 минут.

Я предлагал свой вариант программы, говорил: она работает, давайте кое-что добавим или уберем, согласуем с российской спецификой и приступим к делу. Мне позвонили осенью, за месяц до вступления закона в силу: "Дайте что-нибудь из вашего варианта". Я отказался: "То немногое, что вы возьмете, будет поставлено с ног на голову". Какой конечный результат? Теоретических занятий стало еще больше.

В Германии учитель по вождению проходит очень серьезную подготовку - изучает психологию, педагогику, методику обучения. В России педагог дает теорию, а потом ученики попадают к инструкторам. Это люди из другого теста. Они не педагоги. Как 35 лет назад готовили инструкторов? Недельные курсы в ДОСААФ без заключительных экзаменов. Сел, прослушал лекции - и ты инструктор. Суть современной подготовки осталась той же, только растянулась на две недели.

По новому закону все водители стали профессионалами. Что вы делаете, зачем стрижете всех под одну гребенку? Вы же обижаете профессионалов! Профессионалы заняты на пассажирских и грузовых перевозках. И сейчас их могут готовить инструкторы-непрофессионалы. Парадокс! Мне говорят: "Все всё понимают. Но у министерств разные интересы".

У семи нянек дитя без глаза.

Вальдемар Коос: Так оно и есть! Я не живу в России 23 года, но досконально знаю все местные тонкости обучения автовождению, правила дорожного движения. Вижу, что за эти годы было утеряно много положительного. Вспомните, в советское время в средней школе готовили ребят на категорию "Грузовые перевозки". В школах имелись грузовики. Ребята на них учились ездить, на это отводилось довольно много времени. Правила дорожного движения учили, устройство автомобиля. Но все это убрали из школы. Сейчас идут в автошколы, зубрят теорию для начала и, как правило, все ее сдают. В Германии вместо билетов, где надо ставить крестики, дают видеофрагменты. Прокатал три раза какой-нибудь фрагмент и спрашиваешь ученика: "Какая опасность сейчас будет на повороте?". И он должен правильно оценить увиденное.

Учите их анализировать?

Вальдемар Коос: Конечно. Все как в реальности. В России же меня удручает то, что все преподавание вождению сводится к вопросу: "Кто сколько заработает?". Какие-то положительные сдвиги есть, но они настолько маленькие и фрагментарные… Если такими темпами будет сокращаться смертность на дорогах, то нам (сказал именно "нам", и так в интервью будет не раз. - прим. автора) понадобится еще тысяча лет, чтобы догнать ведущие страны.

Плоды "разрешенки"

А что вы думаете по поводу нынешних правил дорожного движения?

Вальдемар Коос: Беда в том, что в России их не соблюдают. По данным ВОЗ, главная причина смертности на дорогах во всем мире одинакова - превышение скоростного режима. В России приняли закон: штрафовать водителя, если он превышает положенную скорость на 19 километров в час и выше. Что решил народ? Если так, значит, в населенном пункте мы можем гонять со скоростью 79 километров в час. А с учетом того, что радары дают погрешность в два километра, то - и все 81. В народе это называется "разрешёнкой". Вот так закон дал совершенно обратный, нежелательный эффект. Вместо того, чтобы ехать медленнее, в России поехали быстрее.

А надо штрафовать с другой отметки - с превышения скорости на 10 километров в час. В Германии это делается с еще более низкой черты - 6-7 километров в час. Штраф - 15 евро. Превысил больше десяти - плати больше. Есть специальная таблица с градацией штрафов - шаг составляет 5 километров. Если немец превысит в городе разрешенную скорость на 50 километров в час, он заплатит 600 евро.

Мне говорят, у вас на автобанах тоже очень быстро ездят. Да, но для этого созданы соответствующие условия, и большинство аварий в Германии происходят не на автобанах. Вопрос-то не в скоростном режиме, а в том, где ты быстро едешь. Вне населенного пункта в Германии разрешается скорость 100 километров в час, в России - 90. Однажды мы с немецкой делегацией поехали из Нижнего Новгорода в Дивеево - во всемирно известный православный монастырь (я хоть и евангелист, но давно хотел его посетить, трижды там окунулся с головой в освященную воду). Так вот у нас волосы встали дыбом от того, как управлял машиной наш водитель, как тяжелый грузовик обгонял автобус. Там, где на дороге ямы, ехали со скоростью - 100-110, а где без ям и колдобин - еще быстрее. Стоит ли удивляться тому, сколько вдоль дорог стоят крестов с могилами водителей.

После объединения Германии первым делом в ее восточных землях на всех федеральных дорогах оборудовали полосы разгона и полосы торможения. Собянин много хорошего делает в Москве. В пределах Садового кольца навели порядок с движением, много развязок построено. Но стоит выехать на МКАД - ни полосы разгона, ничего нет, сразу в поток и бац, авария! На любой скоростной трассе должна быть и полоса разгона, и полоса сброса скорости.

Мы достаточно плодотворно работаем с федеральным научно-методическим центром при Минтрансе. Есть там господин Максимычев Вячеслав Вячеславович. Он и его коллеги совместно с нашей организацией WESTA предлагают толковые, дельные вещи. В том числе по объединению функций учителя по вождению и инструктора в одном лице. Но в Министерстве образования и науки против. Договорились пока на том, каждые два года инструкторы с учителями будут проходить курсы повышения квалификации и защищать свой статус. Не должно быть такого, когда ученик иногда знает больше учителя.

Излишне, наверное, говорить и том, что в Германии невозможно получить права по блату.

Вальдемар Коос: Само собой! Для России это очень большая проблема. Общество еще не созрело до осознания пагубности такой практики. Что получается? Мы хотим, чтобы наши дети получили хорошее образование. Чтобы учителя у них были лучшими в школе. Если этого недостаточно, нанимаем репетиторов. То же самое относится к занятиям ребенка спортом или музыкой. Когда он болеет, мы хотим, чтобы его лечили лучшие врачи. А потом мы ему покупаем права... Насколько же надо не уважать своего ребенка! Надо, чтобы он семь потов пролил на курсах по автовождению. Тяжело в учении - легко в бою! Считал как-то - около 10 тысяч моих учеников в Германии получили водительские удостоверения. Если мои друзья или родственники приводят сыновей или дочерей, они говорят: "Вальдемар, гоняй и учи, как своих детей!". Никто из них не скажет: "Как бы нам обучение подешевле сделать, побыстрее и попроще". Они хотят спать спокойно, когда их дети едут ночью на дискотеку.

Когда я еду с учеником, он может спросить: "Ты говоришь, нельзя вот так поступать, почему же водитель соседней машины сделал именно так?". Отвечаю: "Ты за что деньги платишь?" - "Чтобы научиться правильному, безопасному вождению и получить права". - "Вот, а тот нарушитель хочет их потерять. У вас абсолютно разные задачи. Если ты будешь соблюдать правила, мы встретимся с тобой через 20-30 лет и приятно пообщаемся. А вот тот водитель может прожить недолго. Вон, крест могильный стоит. Это похоронен тот, который превыше всего ставил собственное "Я". А мы живем в обществе и должны соблюдать его законы. Если хочешь, чтобы к тебе на дороге относились корректно, веди себя так же". Педагогические моменты при обучении вождению крайне важны!

Как на менталитет влияет "Идиотентест"

Но есть еще такое понятие, как менталитет.

Вальдемар Коос: Сотрудники ГИБДД тоже самое мне говорят! Мы все время пытаемся найти причину, оправдание тому, почему ничего не меняется. Ссылки на менталитет - это как раз причина. Тогда объясните мне такой факт. Начиная с девяностых годов, в Германию хлынули немцы из бывшего СССР. Сейчас эти 7-8 миллионов составляют 10 процентов населения страны. Прибавьте 17 миллионов жителей бывшего ГДР. Ныне все они ничем не отличаются в соблюдении ПДД от коренных немцев. Значит, советский менталитет здесь не при чем?

Повторюсь: в России ежегодно погибает на дорогах 27 тысяч человек - маленький город, по сути. По подсчетам все той же Всемирной организации здравоохранения, гибель одного человека в России приносит убыток государству 1 миллион 200 тысяч долларов. Умножьте эти цифры - чудовищная сумма получается. В Германии убыток от гибели одного человека еще больше - уровень жизни выше. А сколько остается инвалидов после аварий на дорогах? Это же громадный убыток стране. В результате ДТП Россия в год теряет около 40 миллиардов долларов!

В России в 2006-2012 годах работала федеральная целевая программа, направленная на сокращении смертности на дорогах. Деньги под нее большие выделили. Планировалось сократить смертность на 25 процентов. Не получилось. Приняли новую ФЦП на 2013-2020 годы. Возникает вопрос, насколько продуманно будут расходоваться выделенные средства? Знаете, как надо разрабатывать программы? По суворовским заветам. Проанализировать свои сильные и слабые стороны. Тренировать, тренировать и еще раз тренировать свое войско. Использовать слабости врага. Продумать, как достичь поставленную цель. И вперед, в атаку! Александр Васильевич Суворов ни одной битвы не проиграл. Во всем мире используют его принципы в решении возникающих проблем. Почему Россия забывает свои великие традиции? Разве было плохое профессиональное обучение на водителей в СПТУ и ГПТУ? Много у меня накопилось наболевших вопросов.

- Если немец превысит в городе разрешенную скорость на 6-7 км/ч - штраф 15 евро. При этом шаг - 5 км. Превысил скорость на 50 км/ч - плати 600 евро

Как вы относитесь к такому понятию, как испытательный срок?

Вальдемар Коос: Он обязательно должен быть! Первые два-три года людей, получивших водительские права, надо жестко контролировать. Это группа риска. Из общего числа погибших на дорогах процентов 70 составляют те, кто получил права недавно. В Германии приняли очень простое решение. В водительские права вносится только дата сдачи экзамена. С этого срока первые два года считаются испытательным сроком. Два года проходит, и у водителя остаются те же самые права. Никакой бюрократии, никаких дополнительных расходов на новое удостоверение!

Если человек нарушил правила в течение испытательного срока, срок продлевается до четырех лет. Если нарушит три раза, то отправляется на медико-психологический тест. Немцы в шутку его называют "Идиотентест". В России надо ввести такой же. Люди, которые постоянно нарушают правила и ставят свое эго выше общества, не имеют права водить транспортное средство. Если ставишь себя выше людей, ты больной. Это уже давно доказано и учеными, и самой жизнью. Когда-то в России был в ходу технический талон. Он давал отличный воспитательный эффект - люди боялись получить во вкладыше три прокола. Злостных нарушителей у нас может быть процентов 10. Но они дают 90 процентов всех нарушений. Что с ними делать? Отбирать права после двух нарушений. Навсегда. А не как сейчас. Лишили прав, прошло время - сходил, получил новые. И снова взялся нарушать ПДД. У меня есть видеосюжет о молодом человеке, который больше шестидесяти раз лишался прав. А он все равно гоняет. С такими следует обращаться как с преступниками, опасными для общества. Отбирать машину и садить в тюрьму. Неужели вор страшнее для общества, чем пьяница или наркоман за рулем? Вопрос не в том, что человек употребляет алкоголь. А в том, что, выпив, садится за руль. С этим надо беспощадно бороться. Тогда и результат обязательно будет. Новые правила примут не все и не сразу. Но основная масса поддержит.

Россия - сосед, с которым надо дружить

Прошло почти четверть века, как вы уехали из нашей страны. Тем не менее превосходно говорите по-русски и хорошо знаете все наши реалии. Интересно, кем вы себя ощущаете? Российским немцем или немецким русским?

Вальдемар Коос: До меня три-четыре поколения Коосов жили в России. Во мне живут левая и правая половинки. Они могут меняться местами. Раньше (кладет ладонь на сердце) левая половинка была немецкой. С годами - особенно в последнее время, когда Запад ввел санкции - появилось ощущение, что левая половинка у меня теперь российская. В СССР я был больше немцем, в Германии - больше русским. Когда встречаюсь с однокашниками из Барнаульского пединститута или со своими бывшими школьниками, они отмечают: "У тебя идеальное произношение!". Я смеюсь: "А разве в молодости было по-другому?".

В Германии сейчас очень многие переживают и беспокоятся за Россию. К сожалению, общество не хочет знать историю и учиться на ней. Если такими темпами нагнетать напряженность между странами, то результатом опять будет война. А это самое страшное, что может быть. Среди немцев очень много несогласных с политикой правительства в отношении России. Наша власть, к сожалению, очень зависит от позиции США. Эта зависимость от Америки губит всю Европу. Европейцам пора опомниться и сказать: мы не колония Америки, а Россия - наш сосед, с которым надо жить в мире и дружбе. Не надо искать друзей за океанами. Надеюсь, здравый смысл возьмет верх. Я хорошо знаю Россию. Вы тоже не хотите войны.

Вы сейчас в футболке с портретом Путина. В Германии ее будете носить?

Вальдемар Коос: Обязательно. Пришлю вам в подтверждение фотографию. Я был на Олимпиаде в Сочи, хотя жена была категорически против. Но мы полетели и не пожалели - прекрасные остались впечатления от организации Игр, от спортсменов и болельщиков. В Сочи я осуществил свою давнюю мечту - побывать на Олимпийских играх. И все в итоге признали, что они прошли на высоком уровне.

Когда начались санкции и на Россию полилась грязь, я купил шапку и написал на козырьке: "Русские виноваты". Потому что, если верить нашим СМИ, русские виноваты абсолютно во всем. Ученики, экзаменаторы приезжают в школу, видят мою шапку и недоумевают: "Господин Коос, но это же не так!". - "Ну вот, вы же понимаете. Если из Путина делать преступника, то Обама - лауреат Нобелевской премии?". Они смеются.

"Российская газета" - Неделя №6732 (161)

Текст: Сергей Зюзин (Барнаул)